Ребенок не хочет ходить в школу


Ребенок не хочет ходить в школу. Когда семья приходит на первую встречу к специалисту, один из первых вопросов, которые задает психотерапевт, звучит примерно так: «Что привело вас сюда?». Кто-нибудь из членов семьи обычно берет на себя инициативу и начинает описывать, что он думает «о проблеме». Другие кивают в знак согласия – или, наоборот, вступают в жаркие споры.

Терапия начинается с того, как терапевт реагирует на это заявление. Является ли проблема или даже спор о ней истинной причиной конфликта?

Часть искусства терапии состоит в том, чтобы не воспринимать вещи буквально. Задача терапевта — понять, о чем люди умалчивают, что они не говорят, или даже то, чего они сами не осознают.

Определение проблемы – самая важная отправная точка для начала лечения.

Вот три различных варианта того, что может представлять собой проблема, с которой обращается клиент.

1. Проблема — это проблема

Иногда члены семьи бывают абсолютно правы. Единственная проблема, которую они имеют, – это та, с которой они пришли.

Допустим, семейная пара приходит на прием с 13-летним сыном. Он говорит, что «устал» ходить в школу. Мать жалуется, что не может заставить его вставать по утрам. Отец также обеспокоен. Родители настаивают, чтобы сын посещал школу. Их сводят с ума регулярные утренние сцены, которые разворачиваются вокруг подъема и сборов на занятия. Они предполагают, что у их сына депрессия.

Вполне возможно, что озвученная проблема на самом деле является таковой. Мальчик слишком устал. И, возможно, он находится в депрессии.
И поэтому первая рекомендация психотерапевта – отправить пациента к педиатру. Подросток может страдать от скрытых медицинских проблем, а не психического расстройства.

Но родители могут не знать, что подросток допоздна играет в видеоигры, например. Или он настолько перегружен занятиями в школе, спортивной секции или другими делами, что ощущает себя совершенно измотанным и выбившимся из сил. Проблема «школьной усталости» может быть следствием слишком активной деятельности или недостатка сна.

2. Проблема — это следствие другой проблемы

Родители называют проблемой тот факт, что их сын не желает просыпаться и идти в школу. Они отвели ребенка к врачу и выяснилось, что с медицинской точки зрения он здоров. В его спальне нет компьютера, а мобильный телефон остается ночью на кухонном столе. У него вполне разумное расписание и адекватная загруженность. Тогда в чем же дело?

Терапевт предполагает, что нежелание вставать по утрам связано с насилием и плохим обращением в школе, и напрямую спрашивает подростка об этом. Тот стыдливо признается, что такая проблема есть. Не желая подвергаться оскорблениям и издевательствам, он не хочет идти в школу.

Когда его спрашивают, почему он не сказал об этом своим родителям, он дает обычные для таких ситуаций ответы. Он не хотел волновать их. Он думал, что станет еще хуже. Он решил, что он «слабак», раз не может справиться с этим самостоятельно.

Опытные психотерапевты знают, что если не спросить о домашнем насилии прямо, вы рискуете узнать об этом, когда станет слишком поздно. Точно также, важно спрашивать детей школьного возраста, не сталкиваются ли они с насилием в школе.
В этом случае жалобы подростка на «усталость» являются способом передать родителям, что в школе что-то не так, но он не может сказать им об этом прямо.

3. Проблема — это «решение»

Ситуация может оказаться еще более запутанной. Нежелание ходить в школу вызвано дилеммой, стоит ли сообщать родителям о насилии и издевательствах в школе. Если подросток не пойдет в школу, он не будет подвергаться плохому обращению и ему не придется ставить в известность родителей. Это простой выход. Но иногда все гораздо сложнее.

Подросток говорит, что он «слишком устал», чтобы ходить в школу. Тщательные расспросы семьи показывают, что родители в последнее время часто ссорятся. И мальчик беспокоится о них. Он открыл (возможно, даже неосознанно), что, если он будет устраивать скандал всякий раз, просыпаясь по утрам, его родители переключатся на эту проблему, перестав конфликтовать друг с другом. Они больше не будут ругаться между собой, а все силы направят на то, чтобы уговорить его идти в школу, стараясь подкупить или угрожая.

Когда они в конечном счете сдаются и в отчаянии уходят на работу, мальчик быстро встает и собирается в школу сам, приходя на уроки с опозданием. Он согласен получать замечания и двойки по поведению в случае, если это заставит родителей перестать ругаться. Его «усталость от школы» — это решение другой проблемы. Он заставляет родителей прекратить конфликт.

Это решение сработает, если родительская любовь и беспокойство за сына окажутся сильнее, чем их противостояние. Они прекратят ссориться, пытаясь помочь ребенку. С этой отправной точки и нужно начинать психотерапевтический процесс.

Эти варианты могут частично совпадать и наслаиваться друг на друга. Скажем, подросток в приведенном примере может страдать от авитаминоза, играть каждую ночь в видеоигры, пытаться предупредить родителей об издевательствах в школе и переживать о ссорах между ними.
Как бы то ни было, взгляд на проблему с трех сторон является полезным инструментом, помогающим психотерапевту разобраться, как начинать работу с семьей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2018 Учительская ·  При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна