Как я устроила сына в частную школу, а потом бежала оттуда, теряя тапки


Когда сын дорос до семи лет, я бросилась на увлекательные поиски необыкновенного учебного заведения для него. Наконец, с большим трудом нашла одну частную школу в центре, в старинном здании с долгой и славной историей, с несколькими языками уже с первого класса, изумительными педагогами и детьми из лучших интеллигентных семей. Но когда я поделилась своею радостью с мужем, услышала суровое: «Ребенок пойдет только в государственную школу!»

А когда играть и гулять?

Взрыв моего возмущения был остановлен трезвым вопросом – выдают ли в этой замечательной школе аттестат о среднем образовании? Этого я точно не знала. Муж популярно объяснил, что в отношении новых школ существует такое правило: лицензию, позволяющую выдавать аттестаты, они получают через три года своего существования. Выбранная мною школа существовала только год. Уверенности в том, что через три года она не развалится и мы не окажемся на улице, не было.

«И кроме того, – спросил муж, – ты что, собираешься уходить с работы? Ведь возить ребенка в школу – час на метро в то время, когда там столпотворение. А потом, в два часа дня его нужно, между прочим, забирать. От школы до твоей работы – еще час».

Арифметика получалась печальная. А когда уроки делать, заниматься спортом, играть, гулять? Скрепя сердце я отказалась от своей идеи. Но не могла смириться с тем, что мой необыкновенный сын будет учиться в обыкновенной школе. Он прошел конкурс в частную школу-лицей, расположенную недалеко от дома. Все-таки особая программа, усиленное преподавание языков, да и детей в классе поменьше.

Непростая школа

Как выяснилось, в лицей поступил не только сын, но и мы, родители. С работы я не ушла, но новых дел у меня появилось – не счесть:

  • то психолог просит купить новые шторы для ее класса – обязательно в сиренево-голубой цветовой гамме;
  • то учитель гимнастики заказывает найти специальные пенопластовые коврики, которые он видел на выставке;
  • то на занятия по ИЗО нужны не какие-нибудь, а масляные пастели.

Первое время мы, родители, радовались – вот какая непростая у нас школа. Потом стали с тоской ждать следующей четверти – на сколько повысится цена за обучение? Ведь большинство из нас – офисные работники, у которых зарплата растет не пропорционально ценам, и то, что казалось нам совсем небольшой платой в начале года, стало почти неподъемной к его концу. Одна родительница, у которой учились дочки-близнецы в нашем классе, сказала мне с грустной улыбкой: «Мы, кажется, не едим, не одеваемся, только учимся – на другое денег нет».

«Сильные» учителя по совместительству

Чуть позже мы стали замечать, что сильных учителей в нашем лицее немного. Обещанный каждодневный английский на деле превратился в двухразовые занятия в неделю, потому что у учительницы постоянно болел ребенок, а замены ей не было. Потом она уволилась, и язык стала преподавать знакомая директора, которая вообще-то музыкант, но кончала английскую школу.

Математику у нас вел бывший инженер, на дочери которого был женат сын директора, а литературу – по совместительству психолог.

В середине года директор обрадовал нас новостью. Теперь мы будем все учиться по новой, американской программе:
— английский язык каждый день;
— все предметы на английском с утра до часу;
— русский язык и математика после обеда.

Нас также научат разбираться в библейских сказаниях и правильно чистить зубы.

Так ли хороши американские программы?

Оказалось, что школу почтили своим присутствием американские миссионеры. Радостные родители тут же согласились держать ребенка до шести вечера в школе – это ведь бесплатно, только бы сидеть рядом с американским дяденькой, который не обладал ни педагогическим, ни просто высшим образованием и говорил только «о’кей», а все уроки английского вели две его русские заместительницы, путающиеся в самых простых словах.

Мой знакомый рассказал мне, как его дочь, которая сейчас учится в американской школе, не сделала задание и прямо сказала об этом учителю: «Мне ваши уроки неинтересны, и мне не хочется их делать». Учитель в ответ пошутил, помог ей сделать домашнее задание на уроке, и все остались довольны. Ах, какая прелесть – скажете вы. Но давайте задумаемся: если девочка пришла работать в фирму и, не выполнив задание шефа, скажет ему те же слова? Уместно ли это будет во взрослой жизни и кончится ли так же хорошо и легко, как в школе? Тот ли опыт разрешения ситуации получила она, который ей пригодится в реальной жизни? Все здесь очень непросто. Поощряется правдивость и раскованность, но и безответственность и бестактность. Так что не будем спешить за Америкой, тем более что наш образ жизни сильно отличается и всегда будет отличаться от американского.

В общем, скоро мы не выдержали и с большим трудом в середине года перевели сына в обычную государственную школу. Пришлось еще с ним дополнительно заниматься, чтобы ликвидировать пробелы, которые возникли в результате индивидуального подхода и творческого развития способностей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2019 Учительская ·  При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна